Внешней стороной реформ патриарха Никона в середине XVII века был радикальный отказ от  особенностей богослужебных чинов и народно-церковных обычаев, воспринятых от греков и сохранявшихся на Руси начиная с её Крещения в 987 (988) году. Будучи сторонником полной унификации обрядов и литургических текстов, Никон, вместо исправления накопившихся ошибок по древним рукописям, как этого требовал еще Стоглавый Собор (1551), фактически вводил новую редакцию богослужебных текстов, при этом активно замещая старые русские традиции заимствованиями из современной западно-русской (украинской) и греческой  практики. Кардинальным образом менялась не только лексика и фразеология богослужебных текстов в соответствии с веяниями Нового времени, но менялась и сама основа древнерусского литургического благочестия, на смену которой пришли эстетические предпочтения  западного светского музыкального и изобразительного искусства. С течением времени складывался "новый обряд", ставший за Синодальный период традиционным для абсолютного большинства русских православных приходов и вытеснивший собой древнерусскую традицию.
Однако значительная часть православных христиан, начиная с середины XVII в., отвергала радикальные нововведения патриарха-реформатора и занимала консервативно-охранительные позиции в отношении храмового благочестия, церковного искусства, обрядовых традиций и уклада жизни. В исторической науке эта часть церковного народа получила название старообрядцев (самоназвание ― староверы). Вследствие поспешной и непродуманной церковно-государственной политики царя Алексея Михайловича они были отторгнуты от Церкви клятвами Большого московского собора 1666-1667 гг., в результате чего произошел печально известный раскол Русской Церкви и формирование независимых от канонической Церкви старообрядческих общин поповских (имеющих священство) и беспоповских (не имеющих священства) согласий.
В дальнейшем различными деятелями предпринимались неоднократные попытки примирения старообрядцев с Церковью, были случаи присоединения к церкви общин с сохранением ими древних чинов. Однако вплоть до конца XVIII в. государственная власть отрицательно смотрела на приверженность старому русскому чину и подвергала старообрядцев полицейским преследованиям. Лишь в 1800 г. были приняты "Пункты о единоверии" митрополита Платона (Лёвшина), утверждённые императором Павлом I и определявшие положение христиан, придерживавшихся старого обряда, в церковно-государственной системе (см. раздел История единоверия). Официальное оформление единоверия в начале XIX века можно рассматривать как начало легального сосуществования двух богослужебных систем ― старого и нового обряда ― внутри Русской Церкви при безусловном доминировании нового обряда, поскольку старый обряд было принято считать ущербным и содержащим множество ошибок. В течении второй половины XIX  и начала XX века трудами православных церковных историков и литургистов постепенно старый русский церковный обряд был полностью реабилитирован, доказана его истинность и древность происхождения. Окончательно же равноправие ("равночестность") и равноспасительность двух обрядов была провозглашена Поместным Собором Русской Православной Церкви в 1971 г.

В данном разделе  вниманию читателей сайта представлены материалы об особенностях древнерусского богослужения (старого обряда): рассматриваются чинопоследования, богослужебные тексты и литературные памятники о древнерусской церковной жизни, рассказывается об особенностях пения и чтения, храмового благочестия и бытовых традиций.


Прямая речь

"Церковный раскол нанёс жесточайший удар по национальному самосознанию. Ломка традиционных церковно-бытовых устоев и духовно-нравственных ценностей разделила некогда единый народ не только в церковном отношении, но и в социальном. Народному телу, которое тогда вполне совпадало с телом церковным, была нанесена рана, губительные последствия которой живут в столетиях. Разделение российского общества, вызванное церковным расколом, стало предвестием дальнейших разломов, приведших к революционной катастрофе.
Разделение, длящееся веками, становится привычным. Но даже если старая рана в какой-то момент почти перестаёт тревожить, она продолжает обессиливать организм, доколе не исцелена. Нельзя признать собирание Русской Церкви завершённым, пока мы не объединимся во взаимном прощении и братском общении во Христе с исконной ветвью русского Православия. Духовное значение такого события даже трудно описать, оно далеко выходит за пределы того, что называют церковной политикой."
Патриарх Московский и всея Руси Кирилл
Художник оформитель — Бирюков Д.В.     Web2b — создание сайта