25.05.2022

 

 

 

РЕЗОЛЮЦИЯ

участников  круглого стола по проблемам старообрядных приходов

Русской Православной Церкви
в рамках XXX Международных образовательных чтений

 

Москва, 25 мая 2022 года

Патриарший центр древнерусской богослужебной традиции

 

 

Отъ плодъ ихъ познаете ихъ” (Мф 7:16)

 

 

Участники круглого стола по проблемам старообрядных приходов Русской Православной Церкви XXX Международных образовательных чтений, проводимых в год 350-летия со дня рождения Императора Всероссийского Петра Алексеевича Романова с призывом дать всестороннюю оценку его личности, считают этого правителя масштабной, но неоднозначной фигурой — историческим деятелем, который продолжает идеологически разделять людей нашей страны даже спустя столетия.

Главное содержание реформ Императора Петра I заключалось в подражании Западу и попытках слияния с ним. В переустройстве армии и государственной бюрократии заимствование немецких, голландских и прочих технологий и опыта могло носить инструментальный и внешний характер. Однако преобразования в сфере русской культуры и церковные реформы Петра, затронувшие повседневный быт, веру, мировоззрение и даже внешний облик целой нации, стали символом и знаменем деятельности этого царя.

Духовная сторона петровских преобразований заключалась в цивилизационной переориентации России в сторону Западной Европы и ее все менее христианских, все более секулярных вкусов и убеждений. Этот процесс отхода от старой русской, “московской” традиции начался еще при отце Петра – царе Алексее Михайловиче, проведшем совместно с бывшим патриархом Никоном печально известные реформы. Их целесообразность и методы были сомнительны, а последствия оказались драматичны – попытки насильственно утвердить на Руси новую (новогреческую и малороссийскую) традицию привели к расколу верующего народа и духовной смуте. Суд над Патриархом Никоном и его смещение надломили некогда сильные позиции церковной власти, монархия в России лишилась старой системы сдержек и противовесов, и уже некому было духовно и политически защитить Россию от необдуманной и поспешной “вестернизации сверху”. Вскоре появился царь, который навязал свою волю всему обществу – и окончательно подавил Церковь. Им стал Петр.

Лишившись при Петре I патриаршества, утратив самостоятельность, превратившись в одно из государственных учреждений, Церковь была поставлена императором в подчиненное, служебное положение. Подражая протестантской системе национальных церквей с абсолютным монархом во главе, Петр утвердил “Духовный регламент” 1721 года, согласно которому Церковь управлялась подконтрольным царю Синодом. Утратив административную самостоятельность, вскоре, при Екатерине II, синодальная Российская Церковь лишилась и материальной базы своей независимости. Оценивая церковную реформу Петра I в 2009 году, Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл сказал: “Большой вред Церкви нанес император Петр I… Он просто подчинил Церковь государству, сделал Церковь частью государственной машины. И не потому ли так сильно ударила революция по Церкви, что в сознании многих людей Церковь была инструментом власти?" (http://www.patriarchia.ru/db/text/706055.html.)

Можно заключить, что петровские преобразования были противоречивы: укрепляя мощь российской державы, он ослаблял духовный стержень нации. Просиявшие в XVIII-XIX веках святые подвижники благочестия оставили множество свидетельств наступившего духовного кризиса. Будучи, как признавали современники, лично верующим христианином, Петр I при этом демонстративно бросал вызов традиционной православной нравственности и благочестию, его дети были рождены вне брака, в среде высших слоев общества в моду насильственно вводились употребление табака и фривольные наряды, а кощунственные “всешутейшие и всепьянейшие” соборы явились формой глумления над Церковью и верующим народом, предвестником гонений на веру французской революции и большевизма. В этой же логике борьбы с религиозностью совершалось и принудительное бритье бород.

Оставаясь сильной и еще больше укрепляясь в военном и политическом отношении, Россия приобрела при Петре внутренние социальные и нравственные болезни, такие, как отрыв элиты от основного населения страны, культурно-цивилизационную зависимость от иностранного влияния и стремительную секуляризацию. Открывшись Западу в XVIII веке, Россия стала получать оттуда не только плоды западной культуры и знаний, но, как говорил 17 мая 2022 года в своем выступлении в Совете Федерации Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл,  и “опасные идеи, основанные на отрицании христианского наследия и моральном релятивизме” (http://www.patriarchia.ru/db/text/5926129.html.) Внутри самой России начали зреть деструктивные силы богоборчества и разрушения. Следуя евангельскому принципу “по плодам их познаете их” (Мф 7:16), приходится констатировать: спустя менее чем два столетия после Петра основанная им православная российская Империя пришла к чудовищной по своим последствиям революции, к духовной катастрофе ХХ века.

Таковыми оказались плоды поспешного и во многом насильственного обмирщения в западном духе, которые сказываются на нашей жизни и сегодня – как внутри страны, в сохраняющихся разделениях общества, так и во внешней политике – в трудных отношениях с коллективным Западом. В духовном же плане “путь Петра” – антитрадиционализм, вседозволенность и подражание протестантскому устройству Церкви – зарекомендовал себя как “широкие врата” (Мф 7:13), ведущие к катастрофам и трагедиям. Приверженцы святорусской православной традиции — старообрядцы в лоне Московского Патриархата — не видят в этом императоре и его взглядах на церковно-государственные отношения образа, заслуживающего подражания.

 




Возврат к списку


Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 
 

Прямая речь

"Чадам Русской Православной Церкви нужно помнить, что древние церковные обряды составляют часть нашего общего духовно-исторического наследия, которое следует хранить как сугубую драгоценность в литургической сокровищнице Церкви."
Патриарх Московский и всея Руси Алексий II
 



Художник оформитель — Бирюков Д.В.     Web2b — создание сайта     Полезная информация