Иерархичность, присущая церковным празднованиям, в древнерусском богослужении проявлялась в его отдельных составляющих, благодаря чему формировался целостный чин того или иного праздника. Эта сторона древнерусского восприятия богослужения получила свое органичное воплощение и развитие в созданном в XVIII – 1-й пол. XIX в. богослужебном уставе Выго-Лексинского старообрядческого общежительства. В ряд признаков, определяющих степень торжественности той или иной службы, были включены стилистика богослужебных песнопений, виды колокольного звона, наличие или отсутствие определенных разделов богослужения (канона на молебне перед часами и литии), степень участия в богослужении всей братии монастыря, использование церковной утвари (шитых пелен, свечей у икон). В результате выговская система иерархии праздников оказалась более детализированной и гибкой, чем система, зафиксированная в печатных изданиях Иерусалимского устава: если выговская система включает до пятнадцати различных степеней, то в печатных дореформенных Уставах их шесть.
При сохранении общего подхода, заложенного еще в ранних памятниках выговского Устава, в более поздних его редакциях происходит дальнейшее развитие и усложнение системы праздников. Основой для создания собственного Устава выговцам послужили монастырские Обиходники XVII в. (особое внимание в статье уделяется связи с Соловецким Обиходником) и весь комплекс старопечатных богослужебных книг. Однако существенным шагом вперед явилась их собственная литургическая деятельность. Так, в выговской системе указания о звонах и молебнах, а также указания на роспевы (ориентированные на конкретную певческую традицию, зафиксированную в круге поморских певческих книг) стали выполнять в формировании степени праздничности службы совершенно определенную функцию и оказались напрямую связанными с другими уставными особенностями богослужений.



Возврат к списку


Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 
 

Прямая речь

"Церковный раскол нанёс жесточайший удар по национальному самосознанию. Ломка традиционных церковно-бытовых устоев и духовно-нравственных ценностей разделила некогда единый народ не только в церковном отношении, но и в социальном. Народному телу, которое тогда вполне совпадало с телом церковным, была нанесена рана, губительные последствия которой живут в столетиях. Разделение российского общества, вызванное церковным расколом, стало предвестием дальнейших разломов, приведших к революционной катастрофе.
Разделение, длящееся веками, становится привычным. Но даже если старая рана в какой-то момент почти перестаёт тревожить, она продолжает обессиливать организм, доколе не исцелена. Нельзя признать собирание Русской Церкви завершённым, пока мы не объединимся во взаимном прощении и братском общении во Христе с исконной ветвью русского Православия. Духовное значение такого события даже трудно описать, оно далеко выходит за пределы того, что называют церковной политикой."
Патриарх Московский и всея Руси Кирилл
Художник оформитель — Бирюков Д.В.     Web2b — создание сайта